Все о вреде алкоголя

Пить или не пить? Философия употребления алкоголя в России. Плюсы и минусы.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА ИЛИ ЧАРКА КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТ.

На Руси есть веселие пити, не можем без того быти.

Упорно приписывается князю Владимиру Красно Солнышко.

Так уж повелось, что Русь и Россия исторически ассоциируются с медведями, зимой и, конечно, пьянством. То ли мы сами себя так воспринимаем и это проецируется на наших западных друзей, то ли на Западе сложился такой наш образ и он оттуда культивируется в нашем сознании – на самом деле это не так важно. Но образ этот идет – да, приблизительно с 10 века н.э., когда князь Владимир новую религию выбирал. По легенде именно такими словами он аргументировал выбор христианства в греческом варианте перед исламом и иудаизмом, где тема пития – вообще харам и трефа соответственно, то есть, полный запрет.

Возникает вопрос – а он что, за всех говорил?

Или все-таки подозревал, насколько эффективное средство управления имеет в руках? Масштабно мыслить не будем – речь ведем о контроле князя над боярским двором. Но с другой стороны, а именно со стороны народа – раз уж Красно Солнышко позволяет себе, нам вообще сам Бог велел.

Князь Владимир ушел – а традиция глумиться над боярами осталась и дошла до Ивана Грозного, устраивавшего чуть ли не показные пиры с обязательным – именно обязательным – опаиванием приглашенных. Кстати, не прийти можно было только один раз. На следующее утро неявившийся представал пред очи государевы и нес заслуженное наказание за неуважение. Часто наказание приводило к увечьям или гибели. Очень хорошо такие эпизоды описываются у Андрея Курбского, который хоть и стал со временем первым российским диссидентом, эмигрировав в Литву, но долгое время был особо приближенным к царю и знал, что говорил.

Дальше – больше. Все Средневековье просвещенные европейские миссионеры и послы посещали Русь. Отмечали много хорошего и интересного. Достаточно почитать Джованни дель Плано Карпини (13 в, только-только после нашествия монголов), Эриха Пальмквиста, Николаса Витсена, Джерома Горсея – да мало ли их было. Но как-то то ли в наше время эти интереснейшие источники переосмысливаются, то ли еще при Петре, который многое сделал для создания образа отсталой Руси (ну, чтобы сподручнее было окно в Европу рубить), начался этот процесс. В общем, во всех источниках ищутся свидетельства неуемного и беспробудного пьянства на Руси. Справедливости ради скажем, что они там находятся – но так никто и не говорит, что у нас была страна трезвенников.

Кстати, раз уж упомянули Петра Алексеевича. Вот уж кто при всех своих достоинствах был впереди планеты всей по части выпить. И ладно бы делал это один. Так нет – то ему Всешутейший, всепьянейший и сумасброднейший собор понадобится организовать, то боярам чарку с перцем подавать из лап медведя на привязи (отказался – тут-то здоровенный мишка тебя лапой по голове и огрел). В общем, тоже разбирался в прогрессивных методах управления персоналом.

От него и до самого Николая II никто из российских самодержцев и в страшном сне не видел, как бы ограничить потребление горячительных в народе. На словах все как один сокрушались, мол, что ж делать с таким непросыхающим народом, да если б не он, никогда не отстали бы мы от Европы на полвека. На деле же производство и распространение водки достаточно быстро стало государственной монополией, а заведения, легально ею торгующие, фактически приравнены к госучреждениям, сдавая выручку и отчитываясь за каждую выпитую в их стенах рюмку. Само собой, никто не ограничивал посетителей, напоминая о мере, нередко бывало, что из кабаков выносили или выбрасывали лиц в беспамятном состоянии.

Оно и понятно, жить в стране тяжело, особенно нижним слоям. Надо давать людям выпустить пар, не отменять же крепостное право, в самом деле.

В дальнейшем начиная с Николая II принимались отдельные попытки прямым запретом ограничить продажу водки в России. Но тут как в анекдоте: «В 1914 году Царь запретил продажу водки. В 1918 его расстреляли. Совпадение? Не думаю».

Понятно, что в основной массе российский Le Moujik, а равно и представитель городских сословий не был ни пьяницей, ни лентяем. На это просто не было ни времени, ни денег. В городе на фабриках рабочий день по 16 часов, а в деревне на страдной поре по неделе в поле ночевали без возврата домой. И ничего тут романтичного. Хочешь не хочешь – а будешь работать, пока все не сделаешь, иначе вскоре есть будет нечего – не то, что пить. Ну а уже после работы, после перенапряжения такого, что гудят даже те мышцы, о существовании которых ты и не подозревал, – почему бы не расслабиться и не снять стресс немного, хотя бы чтобы заснуть? Вот только методов снятия стресса уже тогда было намного больше, чем наименований спиртных напитков.

В общем, интересная выходит ситуация: народ стремится работать, выживать, копить что-то, думать о завтрашнем дне – а сверху ему: пей! Ты же темный, сиволапый – пей, что тебе остается? Да плати за это из своих.

МИНУС НА МИНУС ДАЕТ ПЛЮС.

Vodka. Connecting people.

Народное.

Строго говоря, в мире, в отличие от кино, нет абсолютного зла. Практически в любом предмете или явлении, какими бы вредными они ни были, есть хоть капля пользы.

Комаров, в конце концов, тоже зачем-то природа придумала.

Алкоголь – не исключение. Определенная польза есть и в нем. Сперва о валеологическом аспекте. В аптечно малых дозах он стимулирует работу мозга, разгоняет кровь, расширяя сосуды, стабилизирует работу нервной системы, сглаживая ее колебания. Снижается риск некоторых заболеваний (сердечно-сосудистой системы, Паркинсона, Альцгеймера).

Некоторые источники утверждают, что снижается риск онкологии, хотя это никак не доказано. Особенно в этом отношении выделяется сухое вино, с той оговоркой, что оно должно быть не фабричного происхождения, а именно натуральное, с винодельни. Оно, во-первых, по происхождению самое «натуральное» из всего многообразия крепких напитков, а во-вторых, не содержит посторонних субстанций: ароматизаторов, красителей, сахара. Такой продукт действительно несет определенную пользу. В конце концов, в тысячелетиями существующем Таинстве Литургии в церкви тоже не воду вкушают.

Другой аспект – социальный. Как ни крути, но совместные возлияния, умеренные они или нет, сближают. Человек становится более словоохотливым, открытым, перестает стесняться и тут окружающие видят: да он неплохой парень (отличная девчонка). Если при этом не перебрать, то хмель наутро выветрится, а впечатление останется. Появятся новые знакомые, возможно, партнеры по бизнесу. А уж сколько семей было создано в вот таких компаниях – одному Дионису ведомо.

Больше скажу, вокруг бокала создается такое количество ритуалов и обычаев, что впору говорить о настоящей субкультуре. Здесь и тосты, и приметы, и традиции, и свои термины, и игры. Вообще понятие «застолье» очень тесно связано со спиртным, а само слово как обозначение процесса не имеет аналогов в русском языке. Не говорим же мы «наработесиделье», «спортзалье» или «постелье».

Тут бы впору совершить еще один исторический экскурс, так как атрибуты застолья тоже стары как сама наша страна. И большинство из них – такие как «штрафная рюмка», «выпить на посошок» и многие другие – связаны с гостеприимством, этикетом и скорее взаимным уважением, чем стремлением побыстрее напиться.

Само явление пира или застолья издревле было, выражаясь современным языком, чем-то средним между корпоративом и планеркой, например, у князя и дружины. Там обсуждались вопросы совещательного характера, не обходилось без острых углов и застарелых обид, проступавших наружу. Чтобы сохранить атмосферу непринужденности, равенства и уважения, вводились разные обычаи. Например, «чокнуться» кубками так, чтобы содержимое частично расплескалось наружу, в том числе, в кубок соседа. Дико смотрится, но подтекст весьма четкий: смотри, никакой отравы ни в каком кубке нет, какие бы с кем обиды не были – здесь опасаться нечего. Ну а всевозможные «штрафные» и другие чарки и рюмки регулируют степень опьянения участников (все должны быть примерно в одинаково нетрезвом состоянии), что показывает, что все довольны и опять-таки, никто ни против кого ничего не замышляет.

Кому-то может показаться варварством, однако в просвещенной Европе убийство посреди банкета тем или иным способом (отравления, закалывания) было достаточно широко распространено от Римской империи и до наших дней. На Руси тоже могло быть что угодно, но только не на пиру (описанные в начале статьи государственные деятели – это исключения).

Ну а сейчас застольные традиции – это наше веселье и некая гарантия того, что никто не уйдет обиженным на гостей или хозяина.

ПРОБЛЕМА ВЫБОРА.

«Если человек не пьет, и не курит,

поневоле задумываешься, уж не сволочь ли он?»

Упорно приписывается А.П. Чехову

Еще раз подчеркну, что речь идет о дозах совсем небольших. Субъект не теряет над собой контроль, не творит то, что завтра взорвет YouTube, не переходит рамки приличия и границы дозволенного. Но, конечно, в аптечно малых дозах употреблять будет меньшинство. А потому губительное действие спиртного десятикратно перекрывает полезное.

Да и какая тут мера, когда из телевизора на тебя успешные и богатые с фужером, с плаката за окном – живущие полной жизнью с бокалом, а из соседней двери доносится «Ты Меня Уважаешь?» с гранчаком?

Социум – это такое явление, противостоять которому сродни хождению против плотной толпы. Пройдешь десять метров за десять минут и при этом затолкают или затопчут.

И получается, что с одной стороны знакомые разной степени близости зовут на праздники, обязательный атрибут которых – это спиртное. Не пьешь – значит, не уважаешь. Все же вот, со стаканами – а ты чего, не свой, что ли?

С другой стороны телевидение. Реклама, кино, всевозможные передачи, в которых так или иначе закрепляется образ идеального мужчины или идеальной женщины. Ну или не идеального, а просто вызывающего симпатию. И, перефразируя одного популярного персонажа сериалов, «Все пьют». Легко подражать кому-то успешному. Тяжело повторить его успех, который явно кроется не во внешних деталях.

Куда податься непьющему человеку при условии, что прочие его социальные навыки и умения как минимум не отстают от окружающих? А друзья любят погулять? А если еще и родные: дяди-тети, братья, тесть – тоже? Лет 20-30 назад это был вот прям Вопрос, альтернатив застольям социум не изобрел. Сейчас, конечно, куча вариантов проведения досуга и праздника: природа, кино, торговые центры, спортивно-развлекательные мероприятия, театры, выставки, досуг дома, с женой в спальне закрыться в конце концов. Так что вопрос «пить или не пить» остается достаточно свободным выбором при условии включения в процесс выбора головы.

Автор статьи Андрей Гуляшов.

Добавить комментарий

Заполните форму ниже для оставления комментрия

Вам так же будет интересно